SUBSCRIBE TO OUR PASSAGE


 

    No products in the cart.

    Приветствую! Меня зовут Татьяна, в сетях известна под псевдонимом RedPersik. Мне 22 года, я люблю природу, походы, готовить, смотреть в небо, играть со своими двумя любимыми норками – Бьёрном и Локи, записывать любимые цитаты в дневник, анализировать окружающий меня мир и искать красоту в каждой его детали.

    – Как начался Ваш творческий путь в мире скульптуры?
    Ну, самый первый эпизод, который я помню, это когда мне вручили пластилин лет в 5, и я слепила небольшое озеро, в котором плавала уточка. Но настоящая одержимость началась, думаю, после того как в мою жизнь пришли драконы. Это было после просмотра мультфильма «Полёт Драконов», который был записан на пиратскую видеокассету. Вступительная мелодия до сих пор играет в моей голове. Драконы сразу стали чем-то невероятным для меня, доводящим до дикого восторга при одном лишь их виде. Однако на тот момент найти воистину красивое их воплощение было практически невозможно. Игрушки с драконами были очень редки, а те что были – либо выглядели ужасной китайской поделкой, либо были не по карману в моей семье. В итоге я сама лепила себе драконов. Я даже брала бумагу и лепила на ней разного рода «ареалы» для них. Возводила горы с небольшими пещерами, проводила реки, ставила деревья. Был у меня в общем своего рода «майнкрафт» в то время.

    – Т.е. Вы занимайтесь скульптурой уже с пяти лет?
    Ну нет, в то время это было скорее баловством, мало чем связанным со скульптурой. Обычные детские полепушки. Продолжались они лет до 7-9, потом я забросила это дело. В какие-то моменты своей жизни желание полепить снова возвращалось ко мне, но ненадолго. Серьёзно заниматься скульптурой я начала, пожалуй, года с 2012-2013, а уже осенью 2015-го основала свою Драконью Ферму.

    – Считаете ли Вы себя профессионалом?
    Некоторые люди смотрят на меня с отвисшей челюстью, не понимают, как я делаю те или иные вещи. Они думают, что я делаю что-то невозможное. Засыпают меня океаном лестных звуков. Но я всегда вижу ошибки в своих работах. За всё это время у меня нет ни одной работы, которая бы восхищала меня на все 100%. Не подумайте, что я ненавижу свои работы, это не так. Просто я знаю, что могу лучше. Есть работы, которые и у меня самой вызывают восхищение. После завершения, я ставлю их на полку перед отсылкой к хозяину, а потом через какое-то время подхожу, чтобы ещё раз посмотреть на завораживающие взгляд детали. Но тем не менее даже в таких есть ошибки. Просто они незаметны для обычного обывателя. Потому я затрудняюсь сказать, что я профессионал. Я знаю, что я явно не начинающий, но я и не могу сказать, что овладела навыком на высочайшем уровне. Так что пусть лучший каждый сам сделает свой вывод о моём мастерстве.

    – Получали ли Вы какое-либо специальное образование?
    За моим плечами нет художественной школы и даже ВУЗа. Ни один человек меня не учил чему-либо. Все мои знания были приобретены своими силами. Я искала ответы на интересующие меня вопросы и отрабатывала навык практикой.

    – Подождите, у Вас что, нет высшего образования?
    Ну да, так получилось, что я решила, что оно мне не нужно. Ради бумажки мне сидеть не хотелось, а скульптурный ВУЗ мне показался лишним, т.к. он вряд ли сильно бы помог моей цели. Многие меня не понимали, говорили, что как же без высшего жить. Или что ВУЗ это не только образование, но и друзья. Ну или мой самый любимый аргумент – «ВУЗ учит усваивать огромный поток информации в короткие сроки». Я до сих пор ни капли не сожалею, что отказалась получать Высшее. Я ни в коем случае не говорю, что оно никому не нужно, просто оно было не нужно лично мне.

    – Почему по-Вашему, высшее образование по художественному направлению не помогло бы Вам?
    Тут я могу быть неправа, наивна… Но я боялась, что круг моего воображения сузится, если меня будут учить «как надо». Работы, которые я видела у других скульпторов, обычно выглядели «сухими» для меня. Другое дело работы самоучек. Они захватывали, вызывали интерес. У меня было ощущение, что это как, к примеру, все говорят, что небо голубое. И там мне тоже скажут, что небо голубое. И больше никак по-другому я небо больше воспринимать не буду. В творчестве это губительно. Мне хотелось, чтобы ничто не сковывало мои образы и представления, и я могла воплощать в жизнь то, что мне действительно хочется, к чему лежит моя душа. Ещё с течением времени я нашла место, где можно полепить с натуры, и ради интереса решила попробовать. Там я встретила одного из заслуженных скульпторов России, и спросив его, на сколько нужен ВУЗ, он мне сказал, что в ВУЗе по сути он мало что получил, больше ему дали в лицее. Это немного подкрепило мою позицию и отношение к высшему образованию.

    – Какими были Ваши самые большие трудности в Вашем деле?
    Когда я только поставила для себя цель «хочу заниматься скульптурой и иметь возможность жить на этом», по началу было очень сложно правильно организовывать своё время. Когда ничто тебя не пинает, желудок сыт, и дома тепло – то организм стремится больше отдыхать, в итоге сложно усадить себя за работу. Потому по началу моя работа продвигалась до невозможности медленно. Я была одной огромной ленивой жопой. Но со временем я научилась задавать себе вопрос о правильной трате своего времени. Что я получу если 8 часов буду играть в игры? Лишь удовлетворю свой развлекательный интерес. Но что я получу, если 8 часов полеплю? Я буду ближе к своей мечте, улучшу свой навык, мой мозг будет меньше деградировать. В итоге так и живу, задавая себе вопросы о правильной трате времени.

    – Бывают ли у Вас моменты, когда Вы устаёте от всей работы?
    В последнее время очень часто. У меня никогда не было состояния «мне всё надоело, хочу всё бросить», но устаю я регулярно. Я каждый раз делаю что-то новое, и такая работа требует очень высокой концентрации. Мозг постоянно должен анализировать работу. Правильный ли тут угол? Достаточна ли выпуклость? Не потерялось ли чувство движения? Повернуть тут? Отрезать? Сгладить? Под каким углом? В какую сторону должна быть направлена шерсть на этом участке? На сколько этот шип должен быть меньше другого? На сколько выпирает плечо в таком положении? Тут ли должна стоять лапа в этой позе? На протяжении всего времени без остановки ты подсознательно сканируешь свою работу и даёшь команду своим рукам, что делать. Это очень выматывает, особенно в больших работах, где надо учесть намного больше моментов, чтобы фигурка выглядела живой.

    – Чем вы любите заниматься помимо своей работы?
    Я обожаю походы! Дико люблю спать в палатке на природе, сидеть у костра, вдыхать всей грудью этот прекрасный аромат свободы. Мечтаю поездить автостопом, но не хватает смелости решиться на такой путь. Помимо этого я люблю готовить, в особенности разного вида итальянские блюда по типу пасты. Вот только выпечка мне никогда не давалась, хотя за сочную яблочную шарлотку я могу продать душу…

    – Что Вы можете посоветовать новичкам, которые захотели тоже начать заниматься скульптурой?
    Старайтесь замечать больше мелких моментов и учитывать их в своей работе. Где должен заканчиваться уголок рта? Где относительно тела начинается локоть? Какой формы зубы в пасти? Чем больше таких маленьких, казалось бы, незначительных моментов мы отражаем в своей работе, тем прекраснее и интереснее она выглядит. Однако не ставьте себе сразу высоких целей. По началу будет много падений, много синяков. Вам будет казаться, что вы самая большая бездарность в этом мире. Но это мнение – ошибочное. Всё постигается практикой и только ею. Мастер проходит через 10.000 ошибок, прежде чем им стать. Надо быть готовому к этому и ни в коем случае не сдаваться.